Преследование

Сегодня решил записать то, что иногда приходило в голову и вытеснялось и забывалось. Тем не менее...
Давным давно, когда я был маленьким, но уже начинающим взрослеть, засранцем, в один день мы с пацанами столкнулись с группой девчонок, было поздно, вечер, уже стемнело. Это была обычная стычка, из тех которые происходят между подростками, на грани игры и конфликта, и причины её сейчас абсолютно неважны. Я взял камень и кинул в их сторону. Спустя некоторое время старшая сестра одной из девочек пришла на разборки, выяснилось что мой камень попал ей точно в переносицу. Тогда я стал вести себя как ещё больший засранец, где-то даже бравируя. У девочки той, Людмила кажется, потом остался большой безобразный шрам, по крайней мере он оставался, когда я ещё учился в школе.
Сейчас трудно вспомнить испытывал ли я чувство вины за тот свой поступок и последующее поведение, когда немного вырос, помню что я сталкивался с нею в школе, в том числе на волейболе, мне было стыдно, но попросить прощения я не мог. Конечно такое поведение не могло характеризовать меня как нормального человека. Позже я предпринимал робкие попытки найти её, но далеко в своих поисках не заходил, думал: "ну найду я её, у неё по-прежнему этот безобразный шрам, за который мне до сих пор стыдно, смысл для неё в моей просьбе о прощении? Что я могу сделать чтобы исправить ситуацию?". Больше всего наверное я боялся, что я не могу ничего исправить, кто может вернуть счастливые годы детства? Кто может защитить человека, который стал обладателем шрама не по своей воле от злых насмешек и издёвок? Я не могу, и эта мысль о своей беспомощности мучает меня.
Я старательно забывал, вытеснял из памяти любые воспоминания об этом случае. Воспоминания о своём тогдашнем малодушии, подлости.
Сейчас я решил не увиливать от себя самого и записать эту историю, Людмила, прости меня, если сможешь. Я очень хочу верить что у тебя всё хорошо, что у тебя прекрасная семья, любящий муж и дети. Я очень сожалею о том случае. Прости.

Случай из жизни

Помню случай когда я получил ожоги лица. Отец был охотником и у нас дома всегда были порох, дробь, капсюли и прочее. Мы с ним часто заряжали патроны перед охотой. И вот в один прекрасный день я набрал в спиченый коробок пороха из банки (порох бездымный "Сокол"), вышел во двор и крикнул пацанам "смотрите че у меня есть!"
Мы пошли на место назвываемое "взади дома" развели костер и положили коробок сверху. Спрятались в кусты и стали смотреть, ничего не происходило. В конце концов я пошел посмотреть в чем дело. Подхожу к костру, наклоняюсь над коробком и тут порох вспыхивает, опаливает моё лицо. Бегу домой и сую лицо под воду. лицо невероятно жжёт, болит. Набираю полную ванну холодной воды и охлаждаю лицо там. После первого шока боль немного стихает и я мочу в воде полотенце и смотрю телевизор.
Родителям соврал что это была промасленная бумага, поехали в больницу, там осмотрели, ожоги от 1 до 3 степени. Потом лицо покрылось коркой, кожа начала съеживаться, ужасное зрелище, практически не помню себя тогда. Так вот в первую ночь когда боль была просто дикой, отец не спал со мной всю ночь, показывал фотографии, дембельский альбом, рассказывал про службу в армии, пили чай вместе, под утро я уснул, не помню удалось ли поспать ему, вряд ли. Но даже это время проведенное со мной это был подвиг.
В конце концов старая кожа слезла, брови и ресницы отрасли еще не скоро, но тоже отрасли. И следов ожогов не осталось. Врачи сказали оттого что я сразу начал охлаждать лицо водой, если бы мазал маслом или мылом, как советуют некоторые, то остались бы безобразные шрамы как у моего одноклассника, которому не повезло.

P.S. А правду о том случае я рассказал родителям лет эдак 25 спустя.

Послевоенное танго.

На всём протяжении фоном звучит танго
Сцена 1. Вечер. Она в домашней одежде (халате), молча сидит за столом, потом за чем-то лезет в шкаф, в шкафу висит пиджак её мужчины, когда она распрямляется, рукав пиджака ложится на её плечо. Достает пиджак из шкафа, вешает на спинку стула, достаёт из шкафа платье и уходит в гардероб.
Сцена 2. На столе пепельница, сигареты и две кофейных чашки, одна пустая. Она уже в платье и натягивает на ноги чулки (или туфли). На спинке стула висит пиджак.
Сцена 3. В пепельнице дымит сигарета, она сидит на стуле напротив пиджака, её нога гладит ножку стула.
Сцена 4. Она встаёт и достает швабру, надевает пиджак на швабру, продевает правую руку в рукав пиджака, а левой рукой берёт второй рукав и начинает танцевать танго с шваброй (громкость музыки увеличивается).
Сцена 5. Из гардероба появляется молчаливый мужчина, какое-то время он стоит за шваброй, после перехватывает партнершу у швабры и дальше они танцуют вместе. В конце танца швабра возвращается к партнерше, мужчина исчезает.
Занавес.

Уроки денацификации.

Оригинал взят у toh_kee_tay в Уроки денацификации.
комментарии отключены.

1945-й год. Американцы заставляют простых немцев откапывать тела из общих могил,
собирать мертвецов по окрестным лесам и дорогам - и хоронить по-человечески.

Голыми руками. Ибо нефиг.


немки из Нойнбург-форм-Вальда несут из леса тела погибших на марше смерти евреев
для захоронения на городском кладбище


под присмотром американских солдат
немцы из Гарденлегена откапывают из общей могилы
тела сожженных заживо на марше смерти узников лагеря Дора-Миттельбау.

Collapse )

источник: архив Мемориального Музея Катастрофы США, ushmm.org